Об истории появления картофеля в беларуси

40 лет назад желтую картошку считали кормовой. Как белорусские ученые выводят модные сорта бульбы

«Скарб», «Лілея», «Зорачкі», «Ласунак»… Нет, это не названия цветов, это сорта белорусского картофеля. По подсчетам селекционеров, каждый белорус за год съедает как минимум 100 кг бульбы. Через лет пять в супермаркетах появится новый и, как говорят наши ученые, модный сорт — картофель с розовой и фиолетовой мякотью. Разрабатывают его уже больше 10 лет, чтобы экзотический с виду корнеплод рос на белорусской земле так же легко и естественно, как его предшественники. Кстати, картофель с желтой мякотью белорусы начали любить лет 40 назад. Раньше такую картошку считали кормовой и никогда бы не поставили на стол.

Сорт «Бриз» — на первом месте по популярности у белорусов

Беларусь — одна из немногих стран, где есть целый институт картофелеводства. Находится он недалеко от Минска, в деревне Самохваловичи, и называется Научно-практический центр НАН по картофелеводству и плодоовощеводству. Больше ста человек каждый день работают над тем, чтобы у нас не просто был свой картофель, а чтобы он был вкусный, полезный и мог конкурировать с заморским.

«Мы восприняли картошку как свое, родное»

Исполняющий обязанности гендиректора Вадим Маханько — агроном в четвертом поколении и автор нескольких белорусских сортов. Говорит, что без картошки жить не может. По его подсчетам, каждый белорус за год съедает более 100 кг картошки. И если вы не входите в это число, то просто задумайтесь, что кто-то по соседству съедает все 150!

— Во всем мире есть четкая зависимость между уровнем жизни и потреблением картофеля, — отмечает Вадим Леонидович. — Если потребление растет, уровень жизни падает, и наоборот. Из этого правила есть два исключения: Беларусь и Бельгия. Соседи по бывшему Советскому Союзу называют нас бульбашами, по-доброму посмеиваются над этим. Точно так же смеются над бельгийцами в Европе.

Сорт «Рагнеда» также полюбился белорусам. Каждые четыре года каждый сорт проходит обновление в лаборатории

Почему нам так полюбился картофель, с научной точки зрения объяснить невозможно. Картошка у нас появилась на 100 лет раньше, чем в России.

— Мы восприняли картошку как что-то свое, родное. Первые белорусские сорта были с желтой кожурой и белой мякотью, — говорит ученый. — В деревнях картофель с желтой мякотью считали кормовым. Ситуация изменилась в начале 1980-х, когда к нам попал немецкий сорт «Адретта» — с желтой разваристой мякотью. Этот сорт быстро стал популярным. С тех пор белорусы любят желтую картошку — 75% наших людей. Около 15% потребителей предпочитают картофель, который не разваривается, который нужно резать ножом — это для любителей ЗОЖ: чем меньше крахмала, тем более полезен продукт. Последние два года диетологи реабилитировали картофель. Основные питательные вещества картошки — углеводы, их нельзя потреблять с белками, то есть картофель с мясом не очень хорошо влияют на фигуру.

Больше 20 лет белорусы любят свой «Скарб»

В конце 1970-х — начале 1980-х нашим сортам отдавали треть посадок в Советском Союзе. Старшее поколение наверняка помнит сорта «Темп», «Лошицкий», «Огонек» и «Белорусский».

— Ни одному сорту во всем мире не удалось достичь тех площадей, которые занимали сорта «Темп» и «Лошицкий». По политическим мотивам они не попали в Книгу рекордов Гиннесса, — считает Маханько.

Сегодня 75% посадок в Беларуси — это наши сорта. На первом месте «Бриз», на втором «Скарб». «Скарб» тоже рекордсмен — 22 года сорт пользуется популярностью у белорусов и до сих пор не надоел нашему потребителю. В десятку популярных сортов также входят «Манифест», «Вектар», «Рагнеда», «Янка», «Уладар», «Лілея».

Кто придумывает нашей картошке такие романтические названия? В Центре говорят, что решение всегда коллегиальное. Обычно вариантов много. Например, «Манифест» и «Зорачкі» появились благодаря творчеству Сергея Михалка из группы «Ляпис Трубецкой». Михалок — известный в Самохваловичах парень, проводил здесь свое детство. Но о том, что его песни вдохновили селекционеров, он вряд ли знает. Название картофеля должно быть оригинальным и подчеркивать, что это белорусская разработка.

Лукашенко подарил Путину мешки с картошкой четырех сортов — «Манифест», «Вектар», «Рубин» и «Нара». Скриншот «Еврорадио» видео «Беларусь 1»

Кстати, мешок с «Манифестом» недавно отправился к президенту России — такой подарок Путину Лукашенко преподнес на Новый год. А еще в мешках был «Вектар», «Рубин» и «Нара». Последние два сорта — новые, в продаже их еще нет, они проходят испытания, в том числе на участке в резиденции Лукашенко.

Наша картошка доезжает даже до Швейцарии

В последние годы белорусские хозяйства резко сократили площади под посадку картофеля. Причин несколько. Во-первых, некоторые СПК переориентировались на производство мяса и молока. Во-вторых, перевозка подорожала — дороги стали платными, поднялась цена на топливо. Специалисты говорят, что окупается теперь в основном картофель премиум-класса — мытый или шлифованный. Специальные линии белорусского производства есть у передовых хозяйств.

Научный сотрудник отдела селекции Юлия Гунько занимается белорусским картофелем еще со студенческой практики, вместе с коллегами она разработала несколько новых белорусских сортов

Основной рынок сбыта, как и прежде, Россия. В год туда уходит порядка 300 тысяч тонн нашей бульбы. Для сравнения, во времена СССР поставляли 1 млн тонн. Кроме того, белорусский картофель закупает Казахстан, Узбекистан, Грузия, Молдова. Причем Молдова перепродает товар в Румынию. Были случаи, когда белорусскую картошку находили в Швейцарии, куда она попадала через посредников.

— Мы входим в десятку крупнейших производителей картошки и занимаем лидирующие позиции по потреблению внутри страны, — отмечает Вадим Маханько. — В будущем картошки потреблять будем меньше, но все равно много. Это наша традиция. Я почти не встречал белорусов, которые бы не любили картофель.

Глобальное потепление добавило проблем

За последние годы в Беларуси стало на градус-полтора теплее. По словам ученых, это сказалось на картофелеводстве.

— За последние годы мы получили около 30 новых болезней. Например, раневая водянистая гниль. Этот грибок любит горячий картофель, особенно поврежденный, — поясняет директор Центра.

Читайте также:  Рассказ носова огурцы чему учит этот рассказ

Оказывается, у картофеля тоже может быть рак. Для человека это не опасно, но чтобы сорт сохранился, ученые начинают его «лечить».

Сместились и сроки посадки и сбора урожая. Если раньше картошку сажали на майские праздники, то теперь уже в апреле. В прошлом году оптимальный срок посадки был 26−27 апреля. Собирают урожай, соответственно, уже в конце августа. Специалисты предупреждают: ни в коем случае нельзя копать картошку, когда жарко — это скажется на хранении.

— Первый закон картофелеводства: высаживать нужно не по календарю, а когда температура почвы устойчива, то есть на протяжении трех-четырех дней, будет плюс восемь градусов, — говорит Вадим Маханько.

По его словам, сегодня большинство белорусских хозяйств обеспечены хорошими хранилищами, так что за год мы теряем не более 10% урожая. Важный фактор — погода. В прошлом году шли дожди, вода стояла такая, что картофель погибал прямо в поле. По словам специалистов, это нормальный процесс, важно правильно выстроить тактику: что отправить на хранение, а что — сразу на переработку.

В Беларуси нет одной картофельной столицы, но есть три самых крупных производителя — частные фермерские хозяйства «Сула» в Столбцовском районе и «Диана» в Шкловском районе, а также госпредприятие «Толочин». Кстати, Толочинский консервный завод строит первый в Беларуси цех по производству картофеля фри и уже закупает оборудование за 5 млн евро, которое позволит обрабатывать до 2 тонн картофеля в час.

Среди населения больше всего картошки выращивают в районах Слуцка, Пинска, Кобрина и Кореличей.

Больше 10 лет ученые работают над модной фиолетовой картошкой

Кроме научных исследований, Центр занимается производством семенного картофеля: 50% финансирования получают за счет исследований (выигрывают конкурсы под определенные проекты), 50% зарабатывают на продаже семян.

Так выглядят образцы цветного белорусского картофеля

— Работа идет круглый год. В течение вегетационного периода мы высаживаем, изучаем картофель, — говорит Вадим Маханько. — Зимой оцениваем содержание питательных веществ в клубнях, смотрим, как картофель хранится, можно ли из него сделать чипсы или картофель фри, а еще специально заражаем клубни, чтобы оценить их устойчивость. Чтобы создать сорт, нужно 12 лет. Мы должны спрогнозировать, что будет в будущем — какой будет рынок, погода, поведение населения. Да, есть люди, которым без разницы, какой картофель есть, но таких меньшинство. Белорусы очень избирательны к картошке. Сколько стоит создать новый сорт? В Европе цифры такие — 1 млн евро. Но чтобы сорт стал успешным, нужно вложить еще 1 млн евро — на испытания и продвижение. Свои цифры называть не будем — коммерческая тайна. Скажу только, что у нас значительно дешевле.

— Большинство созданных цветных сортов не подходят нам по климату, — объясняет заведующая лабораторией биохимической оценки картофеля Людмила Козлова. — На родине картофеля, в Южной Америке, в большом количестве встречаются дикие виды, у которых окрашена не только кожура, но и мякоть. Она бывает красная, фиолетовая, ярко-оранжевая. Происходит это благодаря пигментам, которые содержатся в клубнях. В наших условиях такой дикий картофель растет плохо. У него невысокая урожайность, часто горчит, приобретает уродливые формы. Поэтому наши ученые вовлекают такие дикие виды в селекцию. Несколько раз скрещивают их с более культурными видами, чтобы устранить нежелательные дикарские признаки.

Наши ученые работают над сортом уже более 10 лет. Ожидается, что на прилавках в магазинах он появится лет через пять. Впереди — государственное испытание сорта.

— Это дань моде, — не скрывает Людмила Козлова. — Хотят потребители — пожалуйста. Вряд ли данный сорт будет широко использоваться в производстве. У него, скорее всего, будет своя ниша — прежде всего рестораны. Цветной картофель красиво смотрится в пюре, салатах и как чипсы. По вкусу он не отличается от обычного.

Название для нового сорта селекционеры пока не придумали. Говорят, нужно к нему присмотреться и найти слово, которое подчеркнет изюминку сорта и то, что это белорусский продукт. Кто знает, может, к тому времени Сергей Михалок создаст еще один хит, который вдохновит наших ученых.

Источник

Об истории появления картофеля в беларуси

Михаил ГОЛДЕНКОВ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №13, 2018

Когда в Беларуси стали возделывать картошку? Странно, но единодушия у беларуских историков на этот счёт нет – от конца XVII века до конца XVIII века. Любопытно, что куда как больше света на этот вопрос проливают российские исследователи освоения картофеля в России, куда он, как ни крути, шёл через Беларусь.

ЕКАТЕРИНА И БУЛЬБА

«Два века назад, попробовав диковинку, Екатерина II утвердила картофель своей властью в качестве основного ингредиента в разных блюдах. Повар, рискнувший предложить картофель императрице, был награжден пятью рублями. А белорусов с той поры стали звать «бульбашами» – от «бульба», картофель». По поводу беларусов-бульбашей Лаптева явно торопится, но об этом чуть ниже. Она далее пишет о визите Екатерины к бывшему любовнику, наместнику двух губерний – Могилёвской и Полоцкой – графу Захару Чернышёву. Лаптева так описывает эту встречу: «Как ты, Захар?» – спросила. «Без вас, матушка, жизни нет», – ответил… «А что это за поле у тебя?» – оборвала рассказ Екатерина. «Картофель сажаю, матушка. Урожай хороший. Да местный люд боится его. «Чёртовым яблоком» прозвали. Хотя вот литвяне «бульбой» его зовут и в обиходе употреблять привыкли. Мой повар навострился горячие салаты из «бульбы» делать. Так, матушка, и кормим своих». И тут же Екатерина заказала себе такой салат».

Ольга Лаптева далее пишет, что, оценив картофельные могилёвские комы с грибами, повару дали 5 рублей. Рецепт императрица велела доставить ко двору. Но исторический факт в том и состоит, что, к примеру, в 1812 году в России не было никакого ещё пока картофеля – об этом писали в письмах и воспоминаниях все солдаты Великой армии Наполеона – немцы, итальянцы, поляки и французы, привыкшие к картофелю. Екатерина, увы, никакого картофеля не ввела – это такой же миф, как и про Петра и его мешок картошки, который, якобы, так и сгнил в сарае Шереметева.

ПРОБЛЕМЫ С БУЛЬБОЙ В РОССИИ

Но Екатерина, в отличие от Петра, хотя бы попыталась что-то сделать. В 1765 году она официально признала полезность выращивания картофеля и издала специальный указ «Наставление о разведении и употреблении земляных яблоков». И осенью того же года было закуплено и доставлено из Ирландии в Санкт-Петербург 464 пуда 33 фунта картофеля. Картофель сложили в бочки и тщательно укрыли соломой, а в конце декабря по санному пути отправили в Москву, чтобы разослать отсюда по губерниям. Стояли сильные морозы, и картофель почти полностью перемёрз. К посадке пригодны осталось лишь около 135 килограммов. В следующем году сохранившийся картофель посадили на московском аптекарском огороде, но что с ним стало – неизвестно. Скорее всего, аптекари, пожевав ботву и найдя её горькой, картошку выбросили.

Читайте также:  Приготовить слоями картошку с мясом рецепт

Про «распространение» картофеля Екатериной в России известно и то, что 26 августа 1770 года в «Трудах Вольного экономического общества» появилась первая научная статья на тему картофеля «Примечания о картофеле». Там объяснялось, как его сажать и что именно есть – не ботву, а клубень, и не сырой, а вареный… Впервые название картофель ввёл в русский язык от немецкого «картофельн» учёный-агроном Андрей Тимофеевич Болотов в 1760-е годы. Украинский термин – картопля – также говорит, что в Украину овощ пришёл тоже от немцев, а вот беларусы, называя картошку своим древним словом «бульба», что у литвинов означало «клубень» (на латыне «бульбус» – это лук), показывают, что тут была своя история, о которой чуть ниже.

Болотов первым в России приступил к выращиванию культуры картофеля на огороде (а не на клумбах), положив тем, как ошибочно считают российские исследователи, «начало массовому распространению на России «второго хлеба». На самом деле до массового выращивания было ещё очень и очень далеко. Так, в 1840 году после большого неурожая хлеба в 1839 году, когда оголодавшие крестьяне грабили и убивали на дорогах всех, кого попало, правительство предприняло меры по внедрению менее зависимой от погоды культуры картофеля. Но это встретило целые Картофельные бунты. Волнения эти длились с 1840 по 1844 годы и охватывали Пермскую, Оренбургскую, Вятскую, Казанскую и Саратовскую губернии. В общей сложности погибло и было сослано в Сибирь более полумиллиона человек. Обстановку среди крестьян накаляли и пущенные церковью слухи о якобы введении «новой веры» и всяких небылиц о «земляной груше». В одной из таких небылиц утверждалось, что первый куст картофеля вырос на могиле дочери мифического царя Мамерса, которая при жизни по «наущению дьявола » была распутницей. Поэтому тот, кто съест сей «дьявольский фрукт», будет подвержен греховным искушениям и попадет за это в ад. Здесь надо сказать, что сок сырого картофеля в самом деле повышает потенцию, но это ведь практически лекарство, а не грех! Естественно, подобные слухи, распространяемые попами РПЦ, сводили на нет усилия многих популяризаторов картофеля. Но и сами популяризаторы некоторыми своими советами только вредили. Например, в одном из рецептов рекомендовалось варить картофель с добавлением. негашёной извести.

Однако не надо думать, что сразу после подавления бунтов картофель в России победил. Нет, в годы войны с повстанцами Калиновского (1863 – 1864) для солдат царской армии, набранных из глубинки России, картофель литвинов всё ещё был диковинкой, они его не ели из-за суеверных предрассудков, и прозвать беларусов бульбашами, очень похоже, могли именно тогда – в год упорных боёв (в течение целого года!) и стояния лагерями в землях Беларуси по всей территории.

Таким образом, история картофеля в России делится на два этапа. Первый этап: с 1760-х по 1840-е годы, когда картофель вводится чисто как экспериментальный продукт для агрономов, но так и не получивший широкого распространения. Второй этап: с 1850-х годов до начала ХХ века, когда картофель постепенно превращается в полевую культуру. Вот только к началу ХХ столетия и можно сказать, что в России картофель окончательно прижился. При Николае II только!

ПРИХОД БУЛЬБЫ В БЕЛАРУСЬ

Да, беларусы стали выращивать и употреблять в пищу картофель задолго до россиян. Тут Лаптева верно всё пишет. Беларусы выращивали картофель как минимум за 150, а то и 200 лет до великоруссов. Факт, что и отмечает Лаптева, употребления картофельных блюд в Беларуси уже в годы Екатерины Великой. Однако внимательный читатель может обратить внимание на такой нюанс: а неужели немка Екатерина, лишь в 1744 году приехавшая в Россию, в детстве и юности не ведала картофеля? В Центральной и частично Западной Европе картофель распространился очень поздно – как раз в 1740-е и 1750-е годы. В частности, все немецкие крестьяне в эти годы не хотят выращивать картофель. В Германии начинали возделывать картофель лишь на клумбах перед дворцами. Это увлечение несколько способствовало расширению посевов картофеля среди немецких крестьян. Однако крестьяне, в частности пруссы, по-прежнему наотрез отказывались сажать картофель. И тогда правительства одних немецких стран старались такое нежелание сломить силой, а других – подкупом. Стало быть, Екатерина, будучи Софией Ангальт-Цербской, вполне вероятно, в свои юные годы никакого картофеля в Померании (где родилась и росла) не пробовала.

Увы, но большим мифом является и то, что картофель чуть ли не сразу стал основным продуктом питания беларусов. Похоже, это произошло также совсем недавно, уже в ХХ веке. Ну а когда же литвины стали выращивать бульбу? Вопрос, вроде бы, простой, но вот же странно – почти у всех беларуских историков и исследователей либо нет чёткого ответа, либо абсолютно разные варианты ответа.

В статье «Правдивая история картофеля» Дмитрий Самохвалов пишет по этому поводу вот что:

«Поляки говорят, что первый польский картофель был подарен королю Яну Собесскому императором Леопольдом за разгром турков под Веной (1680-е годы – прим. М.Г.). Наконец, русские верят, что картошка прижилась в России благодаря Петру I. К этому стоит добавить истории о различных хитростях и даже насилии, к которым якобы прибегали мудрые государи, дабы принудить своих подданных выращивать полезное растение. Большинство этих легенд и историй являются всего лишь анекдотами или заблуждениями. Настоящая история распространения картофеля гораздо интереснее любых легенд. Чтобы там ни воображали англичане, весь европейский картофель имеет единое происхождение от канарской и испанской картошки. Из Пиренейского полуострова он попал в испанские владения в Италии и Нидерландах. К началу XVII века на севере Италии, во Фландрии и Голландии он уже не был редкостью. В остальных странах Европы первыми картофелеводами были любители ботаники. Они пересылали друг другу клубни этого пока экзотического растения и выращивали картофель в садах среди цветов и лекарственных трав. Из ботанических садов картошка попала на огороды.

Читайте также:  Рулетики из баклажанов с помидорами и чесноком на зиму

В Беларуси и Литве (тут Самохвалов путается в терминах и называет Беларусь дважды – прим. М.Г.) картофель начали выращивать в середине XVIII века, но до первой половины XX века он не играл особой роли в питании. Из неё варили постную похлёбку, добавляли в хлеб, реже запекали и ели как самостоятельное блюдо. Гораздо чаще использовался картофельный крахмал, который, впрочем, считался низкосортным, как и картофельная водка (считавшаяся, опять-таки далеко не самой качественной – прим. М.Г.). Из массы, оставшейся после отжатия крахмалистой жидкости, готовили дешёвые шедшие в суп крупы. Белорусы предпочитали картошке мучные блюда. Это касалось даже бедных крестьян. Характерно, что в биографической поэме Якуба Коласа «Новая земля» картошка упоминается всего два раза. Один раз дядька Антон готовит из неё клёцки. Второй раз мать кормит ей свиней. Зато слово «хлеб» встречается в поэме 39 раз».

Самохвалов полностью прав. Тут следует добавить и вот какой факт – картошку из-за простоты посева и сбора первыми в ВКЛ стали скупать еврейские торговцы. Крестьяне ВКЛ, традиционно привыкшие к хлебу, мясу, выпечкам и пиву, видимо, считали этот овощ чем-то вроде иудейского национального блюда, потому и не спешили с его освоением в течение XVIII века. Но в годы неурожаев и войн (как в 1795 или 1812 годах) картофель крестьян спасал.

КОГДА МЫ СТАЛИ БУЛЬБАШАМИ?

Получается, что беларусы не были такими уж картофельными бульбашами, вплоть до XX века? Выходит, что так. Тем не менее, в XIX веке посадки картофеля в Беларуси в отличие от Великороссии постоянно расширялись. Главным поклонником этого овоща была шляхта. В силу политических причин российские имперские власти ограничивали экономические возможности шляхты, поэтому приходилось делать ставку на высокопродуктивное хозяйство, а картофель более легко, чем хлеб, выращивался и использовался, как кормовая и техническая культура. Бульба шла не только на стол, ей кормили свиней, коров, овец, кур и индеек. Из картофеля делали крахмал, сладкую патоку, дрожжи, гнали низкосортный спирт. В домашнем хозяйстве тёртым картофелем мыли ткани. Позже придумали картофельные блинчики драники – от слова «драпить» (тереть, дробить, разбивать).

По идее Беларусь не могла начать возделывать картофель раньше других стран Западной и Центральной Европы, а те, в частности пруссы, немцы, именно в середине XVIII века начали выращивать картофель. Но, судя по названию «бульба», картофель пришёл к беларусам не от немцев. Тут напрашивается такая версия – после окончания Кровавого Потопа (1654 – 1667 годы) в разорённую Беларусь стали приезжать по найму короля Яна Казимира люди из Польши, Германии и Италии для восстановления городов и сельского хозяйства. Итальянцев называли у нас лаборами от итальянского слова «лабор» – труд. Вот именно эти лаборы, кто уже давно привык дома к картошке («патате»), первыми и должны были завести к нам картошку. Тогда правы те, кто говорит, что картофель впервые появился в Беларуси именно во второй половине XVII века. Да, появился, но не стал основным продуктом питания литвинов, а стал им только через 200 лет.

И когда же нас прозвали бульбашами? Уж точно не при Екатерине Великой. Так нас могли прозвать, если из-за картошки, то только лишь солдаты царской армии 1863 – 1864 годов при подавлении нашего освободительного восстания. В глубинке России как бунтовали против картошки, так и продолжали это делать через 15 лет… Ничего толком не изменилось. Ну а царские солдаты – простые крестьяне, набранные из тех же бунтарских губерний – целый год провели по беларуским вёскам и местечкам, где их и их коней кормили дешевым и легко приготовляемым продуктом – местной картошкой, но есть которую из-за предрассудков своей церкви солдаты зачастую отказывались, называя литвинов презрительно бульбашами, но другие наоборот – ели с удовольствием из-за отвратительнейшего питания в русской армии во все годы.

Вот что пишет про питание солдат тех лет граф Алексей Алексеевич Игнатьев, российский дипломат и писатель, в мемуарах о времени своего командования 3-м эскадроном лейб-гвардии Уланского полка (а это уже 1890-е годы!): «…Щи да каша – пища наша», – гласила старая военная поговорка. И действительно, в царской армии обед из этих двух блюд приготовлялся везде образцово… Хуже всего дело обстояло с ужином, на который по казённой раскладке отпускались только крупа и сало. Из них приготовлялась так называемая кашица, к которой большинство солдат в кавалергардском полку даже не притрагивались; её продавали на сторону. В уланском полку, правда, её – с голоду – ели, но кто мог – предпочитал купить на свои деньги ситного к чаю, а унтера и колбасы»… Как видим, никакой картошки.

А вот что пишет военный инженер Михаил Лилье в сентябре 1904 года о питании солдат в Порт-Артуре: «Солдатам скоромный обед дают только три раза в неделю. Каждый тогда получает борщ с зеленью и 1/3 банки мясных консервов. В остальные же четыре дня в неделю дают так называемый «постный борщ», состоящий из воды, небольшого количества сухих овощей и масла… Взамен гречневой каши, которой в крепости нет, дают рисовую, изредка лишь заправляя её маслом и луком. Так кормят солдат только в более заботливых частях». Ну а в 1863 – 1864 годах великорусские солдаты, воюющие в Беларуси от Смоленщины до Виленщины и Белосточчины, надо полагать, картошку ели постоянно. В России толченая картошка с мясом на второе появилась в армейском рационе лишь в Красной армии.

Вероятно также, что бульбашами, как и украинцев бандеровцами, нас стали называть лишь в годы Великой Отечественной войны, когда в Западной Украине и беларуском Полесье действовал скандально известный отряд «Бульбаш», командиром которого был украинский националист Тарас Боровец по прозвищу Бульба. То есть, термин «бульбаш» в любом случае изначально по отношению к беларусам был оскорбительным.

Источник

Обо всем на свете